О нашей организации     Русские в Швеции  
  Фотогалереи     Электронная газета     Телепередачи   Новости  Календарь: Швеция 
ЧАВО и полезные ссылки
Календарь событий в Швеции
Книга – помощь в интеграции
В Швеции, о Швеции
Русские персоналии в Швеции
Театральная студия “АБЫРВАЛГ“ собрала рассказы о ветеранах Великой Отечественной войны
Павел Граковски. Стихи
Художник Рустам Адюков
История ансамбля «С песней по жизни» глазами Майи Путиной
Александра Тризна, петербургский художник
Энгдахл Йоханна Милла
Русские женщины в истории Швеции, подборка Ирины Персон, Карлстад
Анастасия Лундквист с рецептами кухни народов стран СНГ
Руслан Биба
Алфавитный список всех, о ком в данном разделе есть статья
Автономов Владимир Иванович. Мальчик, прокладывающий Дорогу Победы. Рассказ А.Смолиной
Автономова Мария Павловна –девочка, пережившая блокаду. Рассказ А.Смолиной
Альбрехтсон Галина, художник
Аникина Римма Леонидовна. Школьные военные годы 1941–1945
Арзамасов Константин, ветеран Великой Отечественной войны
Беленький Наум, ветеран Великой Отечественной войны, блокадник, медик
Белянцев-Веннерс Евгений
Бесидская Алевтина, перевод шведской песни
Бессмертная Мария Даниловна – ветеран тыла Великой Отечественной войны
Богданова Анна, писательница
Броссе Ф.Л., последний царский генконсул России в Стокгольме, покоится в шведской земле
Вахменина –Гренлунд Людмила. “Евдокия“
Вахменина–Гренлунд Людмила. “Судьба“
Виикхольм Елена, художник
Владимир I, князь, изображение на камне в Сконе
Воскресенская–Рыбкина Зоя Ивановна
Вригхед Наталья, политик и танцевальный педагог
Гилев Николай – певец и общественный деятель
Даль Елена, писательница
Жуков Дмитрий
Заборовская Софья, ветеран Великой Отечественной войны
Зак Елена, иконописец
Иркка Иветта, пианистка
Казимировский Соломон, ветеран Великой Отечественной войны, режиссер
Казиник Михаил. Статья М.Ханина
Карельштейн Дора, писатель
Колыганов Валерий, музыкант и педагог
Концевая Екатерина, писатель. Воспоминания дочери “Память не стынет…“
Лопухина Ольга Федоровна. Воронеж–город воинской славы
Лысенков Николай , поэт
Лысенкова Елизавета, художник
Магнели Маргарита со сказкой про братьев Долгоспанцев
Мартин Раиса, сопрано. Певица и музыкальный педагог
Матвеева Анжелика, певица
Миронова Мария, мать живущей в Швеции Марии Игнатьевой, -блокадница
Мударис Борис. Сибирский художник на просторах Скандинавии
Павловская Анна, певица
Педагоги в танцевальной школе в Густавсберге
Покровская (Ангапова) Генриета Петровна. Принята по вольному найму в мамин госпиталь...
Портной Осер –сын полка и руководитель танцевальных коллективов
Репина Якобсон Анна, художник
Розенкранц Олимпиада Рудольфовна. Рассказ Аллы Смолиной
Русская секция в организации X-CONS в Стокгольме
Русские врачи
Рухамин Лазарь, ветеран Великой Отечественной войны
Смолинa Алла, ветеран афганской войны, писатель–любитель
Тишков Всеволод- журналист, гувернер и преподаватель русского языка. Тел.+46 73 879 68 59
Столов Леонид Семёнович и Столова Инна Семёновна. Блокадное детство
Токарева Нина. Рассказ Аллы Смолиной
Федорова Катерина, художник в Норботтене
Фельдман Иосиф –один из участников прорыва Ленингрaдской блокады
Фишерман Сарра Львовна, участница Великой Отечественной войны
Фосс Надежда, преподаватель русского языка. О пользе чтения чужих писем, статья.
Ханин Михаил, писатель
Ханин Михаил – о своем отце Гвардии старшем лейтенанте Исааке Ханине. К 65–летию Победы
Хауска Ирина, художник: батик и гобелены
Шанцев Александр, журналист
Шевченко-Шеквист Ирина, певица и преподаватель фортепиано
Штельмах-Хрупало Мария Арсентьевна – инвалид Великой Отечественной войны
Штерн Соломон, ветеран Великой Отечественной
Шульгина Ольга. Военные годы глазами человека, родившегося за 3 месяца и 10 дней до начала войны
Шульгина Ольга из Норчепинга и ее рассказы
Циммерман Исаак Иосифович, ветеран Великой Отечeственной войны, видео
Эденмонт Наталия
Элунд Анна, исследование “Русские места в Стокгольме“, карта, 2008
Юханссон Наталья
Вам, бизнесмены!
Top1 [Recepie book]
Axelsson &Karlsson
Efron
Alvik
Tema modersmål
Sveamarket
VolgogradWelcome

Русские персоналии в Швеции / Казиник Михаил. Статья М.Ханина
Казиник Михаил. Статья М.Ханина

Михаил Ханин

Тайные знаки культуры

Одержимость – удивительное свойство характера, способность во имя осуществляемой цели выдерживать невероятные нагрузки, работая без устали 16-18 часов в сутки.
Михаил Казиник – скрипач, искусствовед, композитор, писатель, поэт, публицист, артист, музыкальный педагог и гениальный пропагандист классической музыки, классической литературы, поэзии, изобразительного искусства в их единстве.
В искусстве ему удаётся расшифровывать тайные знаки культуры, оставленные нам нашими великими предшественниками.

Когда Михаил Казиник стремительно выходит на сцену, начинает говорить или играть – в зале не остаётся ни одного человека, который не был бы захвачен его ураганной энергией, не был бы увлечён уникальным моноспектаклем этого удивительного человека.
Петер Мейер в своём документальном фильме «Казиник, Бог и Дьявол» отмеченном как лучший документальный фильм Скандинавии начала нового тысячелетия говорит так:
«То, что Михаил Казиник одновременно – искусствовед, артист, поэт, музыкант, педагог и учёный уже удивительно. Но ещё более удивительно как ему удаётся одновременно сочетать все эти качества в каждом выступлении».

Михаил Казиник родился в 1951 году в Ленинграде, но детство и начало юношества провёл в Витебске куда его родители были вынуждены переехать по семейным обстоятельствам. Ленинград и Витебск – два города, которые много поколений являлись центрами русской культуры.

Именно Витебск дал миру важнейшие направления живописи ХХ века. Достаточно назвать К.Малевича и М.Шагала. Из Витебска вышел легендарный И.Соллертинский. Писатель И. Лажечников, которого Герцен назвал «совестью России» был витебским вице-губернатором. Из Витебска вышли гениальная пианистка Мария Юдина, один из величайших дирижёров ХХ века Николай Малько. И это – только несколько имён на вершине пирамиды. А вся пирамида – это целые пласты культуры. Не случайно Владимир Маяковский прибыв в Витебск, только что объявленный Малевичем, Добужинским и Шагалом «центром революционной живописи планеты» воскликнул: «Так вот он, знаменитый Витебск!»

Если бы сегодня улицы этого города назвать именами не революционеров, а тех жителей города, которые внесли вклад в мировую культуру, то в городе скорей всего не хватило бы улиц.
В этом городе всё дышало культурой.
Очень старый музыкант, живший на первом этаже, каждый раз, увидев карапуза со скрипкой, важно шествовавшего из музыкальной школы, останавливал его и подолгу рассказывал малышу о своих встречах с Римским-Корсаковым, Иосифом (Яшей) Хейфецом, Глазуновым и многими другими. Семена этих рассказов падали на благодатную почву.

Задатки вундеркинда у мальчика появились с детства. Уже в три года он бегло читал и мгновенно запоминал тексты и поэмы любой протяжённости, а, когда ему было 4 – то воспитательницы детского сада поручали ему читать книжки для других детей.

Когда ему было 6 лет, родители решили отдать его в музыкальную школу по классу фортепиано. Неожиданно прямо на экзамене малыш заявил, что он хочет играть на скрипке. Родители были удивлены, ибо о скрипке речь не шла, но председатель комиссии уговорил их отдать ребёнка на скрипку, ибо у него есть все данные для игры на этом сложнейшем инструменте.

Как только Миша освоил первые скрипичные пьески, его родители начали устраивать домашние концерты для гостей и соседей. Дверные занавески мгновенно превращались в кулисы. Отец торжественно объявлял: «Выступает Михаил Казиник», и занавес раздвигался. Его с детства приучали к тому, что сцена – это рабочее место, где надо чувствовать себя свободно и уверенно.
В этом возрасте Миша сочиняет первые стихи и музыкальные произведения, которые исполнялись по радио и в концертах. Его песни обрабатывали профессиональные композиторы. О нём пишут в газетах, показывают по телевидению.
Уже в 13 лет он пишет цикл стихов “Dies irae“, что в переводе с латыни на русский означает “День гнева“ или “Страшный суд“.

Цикл из 13 стихов (любопытно отметить, что Казиник родился 13 ноября).
Таким образом, 13 – это не только число дьявола, но и количество лет, прожитых автором. Но, пожалуй, самое удивительное, что эти стихи подростка пропитаны антисоветскими настроениями:

...Повсюду
Мелькают
Не мысли уже
Мыслишки
И даже ишаки
Икают
И каются
И заикаются
Раньше, мол, были фишками...
Цикл заканчивается пророческими словами:
Вот последние
Вещие слова
Познают горе...

Остаётся загадкой: как всё это могло прийти в голову тринадцатилетнему пионеру, без пяти минут комсомольцу, живущему в семье, где родители никогда не позволяли себе антисоветских высказываний.

Михаил пишет в своей книге «Тайны гениев»:
«Моя бедная мама – убеждённая коммунистка – сражалась со мной из всех сил. Папа явно был на моей стороне, но он не хотел расстраивать маму, и цель у него была – успокоить обоих.
И вот однажды к нам в гости пришла Ася Семёновна – очень близкий друг семьи.
Настолько близкий, что мама не выдержала и пожаловалась ей на меня: «Не знаю, что с ним делать – несёт сплошную антисоветчину.

У меня уже сердце от этих разговоров болит!»
Ася Семёновна увела меня в другую комнату и спросила, чем я недоволен.
А недоволен я был, как вы понимаете, советской властью.
Я обрадовался и, чётко аргументируя, изложил по пунктам причину моей нелюбви. Я был логичен, последователен, мудр и, кажется, слегка язвителен.
Никогда не забуду, что ответила на все мои доводы Ася Семёновна.

Она произнесла буквально следующее: «Ах, Мишенька, дорогой, советская власть- шмоветская власть – это всё ерунда, мелочь, пустяк. Лишь бы мамочка была здорова». Это прозвучало так неожиданно, так естественно и так верно, что я опешил, и впервые не нашёлся, что ответить.
Однажды друг его юности Олег Кример – один из замечательных пианистов, в настоящее время профессор в Германии, будучи одним из фанатичных поклонников поэзии своего друга, зная, что Михаил и не думает печатать свои стихи, взял без спроса его «Поэму о Бетховене», как казалось, самую безобидную с политической точки зрения вещь, и отнёс её в редакцию.
Он был уверен в том, что нет никаких препятствий для публикации.

Каково же было его потрясение, когда, почитав поэму, редактор сказал, что поэма не может быть напечатана по...политическим мотивам. В числе прочих аполитичных в ней есть и открыто антисоветские строки. Например:

Подумайте о боннских черепицах,
Что и сегодня в звуках...

А разве советскому человеку не ясно, что не Бонн полон Бетховеным, а Советский Союз. Бонн – оплот реваншизма, мракобесия и антикоммунизма. Настоящий, подлинный Бетховен принадлежит Советскому народу – строителю коммунизма.
К счастью, автор «антисоветской поэмы» остался неизвестен, и санкций не последовало.
Михаил Казиник учится в Белорусской консерватории у профессора Михаила Гольдштейна (одного из учеников Петра Столярского, давшего миру таких музыкальных гигантов как Давид Ойстрах, Леонид Коган, Михаил Вайман, Михаил Фихтенгольц, Елизавета Гилельс и другие).
Одновременно в Ленинграде он учится у знаменитого Ваймана.

Постоянно курсируя между Витебском, Ленинградом и Минском, Михаил всюду оказывается в среде старой русской интеллигенции, влияние которой на его мышление, знания и культуру не могли не сказаться. Обладая феноменальной  памятью, он как губка впитывает всё лучшее что могли дать музыканты, писатели, художники, артисты, с которыми ему посчастливилось общаться.

В возрасте 17 лет Михаил впервые выезжает за рубеж – на концерты в Польшу.
Там он знакомится с искусствоведом паном Станиславом, казавшимся очень образованным, интеллигентным человеком. Пан Станислав приглашает своего яркого собеседника к себе домой. Он с неподдельным интересом расспрашивает юношу о его взглядах на политику, на искусство, сочувственно кивает головой, а полный отчёт об этом разговоре направляет в КГБ в Советский Союз.

В культурной программе группы было посещение галереи – выставки современной живописи. Ещё перед отправкой в Польшу вся группа получила указания, как следует себя вести в этой мелкобуржуазной стране. Особенно было важно, чтобы Советские люди могли давать правильную оценку и достойный отпор явлениям буржуазного искусства, которые бытовали в Польше.
Оказавшис
ь среди работ современных художников, музыканты, в соответствии с указаниями тыкали пальцами в картины, язвили и откровенно смеялись над полотнами. М.Казиник, не думая об опасности, которая грозила его свободомыслию, решил прямо на выставке прочитать своим землякам лекцию об основных принципах и этапах развития изобразительного искусства ХХ века. Не задумываясь о последствиях, он сообщил слушателям, что они оценивают работы художников по «гастрономическому признаку» это когда критерий изображённого яблока – его съедобность.

Это связано с тем, что Советское искусство застыло на «передвижниках», всё же дальнейшее развитие искусства было предано анафеме как буржуазное. Посему советскими людьми было пропущено несколько этапов развития искусства.
Он сумел убедить всех, что суждение их основано на незнании, и, что пробел в восприятии искусства необходимо восполнить.

Естественно, что основные, наиболее «опасные» фрагменты, связанные с восхвалением «загнивающего» буржуазного искусства были зафиксированы и отправлены «куда следует».
Расправа над бунтарём готовилась в лучших традициях 37 года. Отрепетированное и срежиссированное комсомольское собрание должно было подвергнуть «буржуазного подпевалу» остракизму и единогласно потребовать исключения его из комсомола и из числа студентов.
Однако произошло чудо. Лекции по истории искусства, прочитанные Михаилом в Ленинграде и в Витебске для студентов высших учебных заведений, многочисленные и успешные выступления с беседами и концертами в детских тюрьмах и колониях вызвали к жизни протест тех кто слышал его выступления. Среди них по счастью оказались и люди влиятельные.

Таким образом «кто-то» «кому-то» объяснил, что парень ведёт большую общественную работу, и к тому же необходимо принять во внимание обыкновенный юношеский максимализм и повышенную эмоциональность.
После этого большое собрание было отменено, но появился пожизненный запрет на выезд Казиника за границу.

В 1970 году на конкурсе консерваторий социалистических стран посвящённых 200-летию со дня рождения Бетховена Михаил Казиник завоевал первую премию. Он получил приглашения на гастроли сразу в несколько стран, но поездки оказались невозможными.
Больше всех взволнован и напуган всем этим был учитель – профессор Гольдштейн. Особенно тяжело он пережил запрет на выезд в Западную Германию ансамбля скрипачей, в котором Михаил играл очень важную роль.

Гольдштейну было поставлено условие: ансамбль поедет, но без Казиника. К чести профессора, нужно сказать, что он отказался от поездки ансамбля без своего любимого ученика.
Ученику же с чисто одесским юмором он говорил: «Миша, если тебя когда-нибудь повесят, то за язык!»

Часто пытался убедить своего любимого ученика не сражаться «с ветряными мельницами».
«Ты что-нибудь слышал о Досси? Так вот, он сказал, что безумцы прокладывают пути, по которым когда-нибудь пройдут рассудительные люди. Мишенька, ты не сможешь уничтожить эту систему, а она прихлопнет тебя как муху».
Михаил сделал вид, что прислушался к словам учителя.
Хотя в это же время был связан с жизнью андеграунда, входя в круг запрещённого поэта Виктора Кривулина. Стихи Михаила ходили в списках, издавались в самиздате, и, видимо, только ангел-хранитель спас Казиника от цепких лап КГБ.
По окончании консерватории он концертирует и занимается просветительской деятельностью. На его концертах – полные залы, он получает тысячи, десятки, сотни тысяч писем от благодарных слушателей.

Это связано с тем, что Казиник разработал новую концепцию восприятия искусства.
«Важно не количество информации,- говорит он – а настройка на волну музыки.
Если я хочу привести моих слушателей к обострённому восприятию музыки Баха, то неважно когда и где он родился, важно настроиться на волну Баха, проникнуть в него и раствориться в нём. Меня удивляют заявления что музыка Баха сложна для восприятия.
Мне невольно хочется задать вопрос: а что крестьяне, которые 300 лет назад слушали его музыку в соборе св. Фомы в Лейпциге были образованнее и умнее нас? Вовсе нет. Размышлением о жизни и смерти, самой архитектурой собора, бесконечными линиями фуги проникались они, растворяясь в баховской ауре и воспаря в небо вместе с невероятной энергией звуков.

Когда я это осознал, то разработал новую систему общения со слушателями.
Сегодня в век интернета это особенно актуально. Ведь, достаточно нажать на клавишу компьютера, чтобы получить миллионы единиц информации по любому вопросу. Но там нет такой кнопки, которая заставит человека испытать эмоциональное воздействие от скрябинского «Прометея» или другого творения искусства.
Сегодня всякий говорящий об искусстве должен превратиться в проповедника способного воздействовать на души своих слушателей.»

В 1987 году Казиник получает приглашение выступить в Москве на центральном телевидении в программе Буйнова «Музыка и мы». Съёмка программы происходила в доме культуры в Филях. На съёмку пригласили самую «отпетую» по тем временам молодёжь, заманив её выступлением полуподпольной тогда группы исполняющей металл-рок. Но никто в зале не догадывался о том, что рок-группа – всего лишь приманка. Задача телевидения «подсмотреть» удастся ли удивительному Казинику перевести молодёжь из состояния стаи в иное измерение.
В личностное.

Во время десятиминутного выступления рок-группы камера фиксировала лица слушателей, поведение которых резко менялось и стало напоминать поведение наркоманов. Обезличенные глаза, неконтролируемые движения, ощущение стадности.

Неожиданно ансамбль перестал играть, ушёл за кулисы, и молодёжь с удивлением и раздражением наблюдала за странным человеком со скрипкой , во фраке и с бабочкой.
Сумеет ли Михаил перевести публику в то состояние, которого требует классическая музыка? Ведущий тихо говорит об этом в микрофон.

Для того, чтобы сделать это Михаилу необходимо дать тоже шоковую информацию, но уже с противоположным знаком.
Несколько слов Михаила и зал – затихает. Но информация, предложенная Михаилом, оказалась за пределами даже «горбачёвской цензуры.

В зале стояла филармоническая тишина. Под аккомпанемент рояля скрипка Михаила заиграла музыку Моцарта, а телевизионные камеры наблюдали за тем как просветляются и очеловечиваются лица слушателей в зале.
Операторы, снимавшие передачу были в восторге. -Это – лучшее, что я заснял в моей жизни – сказал один из них.

Но в эфир передача не вышла, более того, запись была уничтожена..
С 1980 года Михаил со своими выступлениями в разработанном им стиле ездит по всему Советскому Союзу. География его поездок разнообразна.

Но прежде всего он выбирает 17 городов в которых будет проводить свои эксперименты. В эти города он приезжает постоянно. И всюду даёт целые серии концертов, которые носят название «Пять вечеров с Михаилом Казиником». Публика сразу покупает абонемент на все вечера. Но мест в зале явно недостаточно. Поэтому ему приходится давать двойные концерты – в 5 и в восемь вечера. И всё равно перед кассами во всех 17-ти городах выстраиваются ночные очереди, ожидающие утреннего открытия касс в надежде всё-таки купить билеты.

Забегая вперёд, скажу, что, когда Михаил приехал в один из «своих» городов Кострому со шведским «Аркус-квартетом», то артисты, увидав ночную очередь на их завтрашний концерт очень разволновались. «Это как же мы должны играть для людей, которые всю ночь простояли за билетом?»

Об этом рассказывает в фильме «Казиник, Бог и Дьявол» один из участников квартета альтист Перши Хелин.
Работая в своих городах, Михаил Семёнович убедился в том, что разработанная им система психологического волнового воздействия оказалась успешной.

Участие в его концертах на равных Слова, Музыки, Поэзии, Философии, элементов Театра многократно расширили его аудитории, приведя в залы не только любителей классической музыки, но и литераторов, поэтов, учёных, философов, педагогов, врачей, словом, представителей самых различных профессий.

В 1991 году Казиник написал свою первую официальную книгу под весьма недвусмысленным названием «Краткий курс научного антикоммунизма».
Эта книга написана с юмором, переходящим в сарказм. «Вожди коммунизма – пишет автор,- поклоняются не жизни а смерти. В центре крупнейших городов они организовали кладбища или построили могильники рядом с которыми проходят самые радостные праздники государства. Ужас доходит до такой степени, что спасти человеческое в человеке может только чувство юмора. Мы не вернём миллионы жертв большевистского террора, мы не восстановим тех тысяч и тысяч церквей, разрушенных большевистскими варварами. Нелегко будет восстановить и генофонд огромного народа. Но чем больше мы будем плакать, тем больнее нам будет. Давайте попробуем...посмеяться над той глупостью в которую мы попали.»
К неописуемой радости автора оказалось, что страна созрела и уже можно печатать подобные вещи.
Издательство Кубанского университета приняло решение издать эту книгу. Михаил сдаёт рукопись и уезжает на гастроли в Швецию. (и это ему стало «можно»!)
19 августа 1991 года в Москве вспыхивает путч и напуганное издательство в лучших традициях Геббельса и Берии выволакивает весь огромный тираж книги во двор типографии и устраивает гигантский костёр. Об этом в тот же день сообщают автору по телефону в Швецию.
-На этот раз у меня не хватило ни сил ни чувства юмора чтобы нейтрализовать шок от такого сообщения, - тяжело вздохнув, словно вновь переживая давно прошедшее, говорит Михаил Семёнович. – и я решил остаться в Швеции.
Талантливый человек востребован везде и вс
егда. Быстро освоив язык, Михаил Казиник занял свою нишу в культуре Швеции. Его вдохновенные лекции концерты собирают и здесь немало его поклонников. Шведское телевидение транслировало его выступления, его встречи с детьми, где оператор не раз выхватывал счастливые смеющиеся мордаши детей, глядевших с неподдельным восторгом на Михаила.

Каждую среду в течение многих лет проходят в Австралии 40-минутные передачи, где Казиник говорит об истории искусства, о его тайнах и глубинах. На радио SBS Сиднея у него много слушателей. Перед вступлением в третье тысячелетие на русском радио Австралии был проведен опрос на тему: с кем из русскоговорящих вы хотели бы встретить Новое тысячелетие. Были названы три фамилии: Великий князь Романов (отпрыск царской фамилии, проживающий в Швейцарии - ,
Э. Радзинский – известнейший писатель из России и музыкант, искусствовед Михаил Казиник из Швеции).

Михаил хранит эту кассету с записью перехода в новое тысячелетие как дорогую память. За последние годы Михаил Казиник трижды объехал со своими концертами всю Голландию, проводил недели искусства в Германии, устраивал  Моцартовские фестивали в горах Норвегии, проводил конференции в Дании, Финляндии.

Он продолжает активную деятельность, преподавая в высшей школе бизнеса Скандинавии, уже через два(!) года после появлении в Швеции провёл первый проект в Драматическом институте Стокгольма, вместе с режиссёром и актёром Юрием Ледерманом создал совершенно особый театр, построенный на принципах свободной драматической импровизации.
Спектакль «Моцарт против Сальери», созданный ими к 200-летию А.С. Пушкина в 1999 году и сегодня в 2005 идёт при полных залах.

Этот спектакль вызвал такой ажиотаж в творческих кругах Швеции, что театру пришлось ввести специальные скидки для посещающих спектакль второй, третий, четвёртый раз. Зафиксированный рекорд количества посещений – 14.
- Благодаря этому спектаклю – говорит Михаил Казиник - я познакомился с великими актрисами из бергмановских фильмов.

Ну мог ли я думать, что буду пить кофе, приятельски разговаривать с Лив Ульман или Биби Андерссон, с другими легендами искусства ХХ века. Да ещё мне посчастливилось участвовать вместе с Биби в одном спектакле.
Боже! Если бы мне кто-нибудь сказал об этом, когда я в 70-е годы в Доме кино на закрытом просмотре видел Биби в бергмановском фильме «Земляничная поляна». Мог ли я тогда думать о подобном.

Я горд тем, что им так понравится наш спектакль, что и они пришли не один раз, Благодаря нашим с Юрием спектаклям, которые, конечно же, не рассчитаны на человека с улицы, мне удалось повстречаться с представителями думающей элиты Стокгольма.
Радостно что она есть, но печально, что её не так много как хотелось бы верить.
- Я счастлив тем,-говорит Михаил Казиник, - что у меня есть сын Борис – продолжатель моего музыкального, скрипичного дела.
Благодаря моей жене Татьяне, отдавшей сыну всю себя, он стал приличным музыкантом. Татьяна была с ним на всех уроках, и не только великолепно разбирается в музыке, но и не будучи профессиональным музыкантом способна по нескольким звукам музыки тотчас же определить стиль и композитора.
Она настолько глубоко ушла в искусство, что в 70-80 годы напечатала немало статей о музыке и вопросах её восприятия. Я безумно люблю своих внуков, хотя занятость не позволяет мне общаться с ними столько сколько бы мне хотелось.
Данечке и Эвелинке всего только шесть и пять лет, но у них уже давно наметились приоритеты. Их любимым произведением является Первая симфония Моцарта (Моцарт написал её в возрасте восьми лет). Эту симфонию мои малыши могут пропеть с оркестром от начала и до конца.
И, конечно же я давно поделился с ними одним из моих самых любимых творений русской музыки. Это – «Картинки с выставки» Мусоргского. Каждый раз, слушая сначала, мы создаём новые фантазии в связи с этой музыкой.
Исходя из традиций русской интеллигенции в нашем общении существует приоритет культуры над всем остальным. Это совсем не значит, что мы не бегаем, не балуемся, не спасаем принцесс от драконов. И не хохочем до упаду. (Мои внуки унаследовали чувство юмора от моего отца – в этом я уверен).

У них богатая речь. (Их папа и мама – музыканты. Мама – блестящая пианистка).
Я стараюсь заниматься с ними риторикой, логикой, умением правильно и свободно выразить свою мысль. Несмотря на то, что они двуязычные, они никогда не мешают языки –говорят без малейшего акцента и затруднения на русском».

Свой опыт в общении со слушателями Михаил использовал при создании книги «Тайны гениев» - «Книга для людей с ещё не потерянной генетической памятью».
Эта книга вышла в Петербурге в 2005 году и сразу стала настольной книгой для интеллигенции.
Сейчас он заканчивает книгу под условным названием «Волновые пути к музыке»
Уже несколько издательств предложило ему свои услуги.
Китайская мудрость говорит о том, что человек, обладающий великими знаниями одинаково смотрит на далёкое и близкое; малое не считает ничтожным, а большое огромным, так как знает, что размеры предметов и явлений относительны.

Такой человек доказывает, что настоящее и прошлое – это – одно и то же.
Поэтому не тоскует по прошлому и не пытается схватить близкое настоящее,
так как знает, что время никогда не останавливается.
Он исследует полноту и пустоту и поэтому обретя не радуется, теряя не печалится.
Так как знает, что судьба непостоянна.

Он ясно понимает путь и поэтому не радуется своему рождению и не считает несчастьем свою смерть.
Так как знает, что конец и начало сменяют друг друга.
В этих философских словах выражены не только тайные знаки культуры, но, как мне кажется, глубокая сущность творчества замечательного музыканта, поэта и философа Михаила Семёновича Казиника.

  
Подписаться на обновления
Поделиться в социальных сетях
 Поиск по сайту

Annons:
Annons:
Rys amb
Общество Привет
Статистика посещений за сегодня
Яндекс.Метрика
Система Orphus